НЕУЖТО КЛЯСТЬСЯ ДНЕМ ВЧЕРАШНИМ?

4 августа 2019 - Фарит Нугуманов

НЕУЖТО КЛЯСТЬСЯ ДНЕМ ВЧЕРАШНИМ?

 «Учиться, учиться и еще раз учиться...» Наверное, так можно было бы назвать фотографию сделанную в Самаркинской школе. На снимке юный, кудрявый Ленин из октябрятской звездочки на подоконнике заброшенной школы. Как это символично и актуально. Что было и что стало...

Ну, а на самом деле, в это старинное чувашское село позвало в дорогу обращение Николая Чернова. Сетовал пенсионер, что вечерами на столбах, по всему селу не горят лампы освещения. Николай Моисеевич утверждал, что был даже на приме у главы района, который, по его словам, сказал, что до сентября улицы освещать не будут. Мол, средств нет. С другой стороны, Юрий Переседов — глава Мочегаевского сельсовета утверждает, что лампы заменили на экономичные, светодиодные. Это позволило увеличить число фонарей на улицах в том же Самаркино, так как они потребляют энергии намного меньше. А перебои он связывает с тем, что электрики приезжают на ремонт и замену ламп лишь раз в месяц. Не понятно, кто на самом деле не владеет ситуацией. Остается только надеяться, что это простое недоразумение и оно будет вскоре исправлено.

Самаркино - особенное село, расположено оно на холмах вблизи лесов. Дома друг от друга в отдалении. Поэтому, на фонари здесь большая надежда, дабы в темноте не вляпаться в грязь или не нарваться на дикого зверя.

Больше беспокоило в этой поездке другое. Николай Моисеевич в беседе выразился слишком резко. Мол причина всех бед Самаркино в том, что здесь живут чуваши. И к ним отношение у местных властей равнодушное.

Действительно, Самаркино единственное в районе чувашское село. Другое такое село - Исайкино, расположенное рядом, относится уже к Абдулинскому району. Помнится, в девяностых даже поднимали эту проблему, что мол надо, чтобы все чуваши жили в одном районе. Пошумели и забыли.

Сразу оговорюсь, что никакой межнациональной проблемы нет, а беды села вполне типичны. Недавно побывал, например, в деревне Верхнее Заглядино, которую, как известно, основали русские староверы. Проблемы — одна в одну. Пустыми глазницами окон смотрит клуб и медпункт. Люди практически живут домашним хозяйством и огородом.

Нет, в Самаркино клуб есть. И даже открывает временами двери, по утверждению местных жителей. ФАП тоже работает. Но разваливается магазин сельпо, закрыто новое здание школы. Создается впечатление, как настигла разруха девяностых — так все и осталось.

Помнится с этой школой связывали большие надежды. Из кирпича, по новому проекту, с большими окнами и спортзалом: ну теперь заживем. Не спасла школа село. Сейчас в Самаркино живут около 100 человек, в основном пенсионного и предпенсионного возраста. Молодежь активно уезжает в поисках работы, лучшей жизни. Оставшихся детей учиться возят в соседнее село.

Не описать, как тяжело находиться в заброшенном здании, особенно не старом. Еще, как говорится, даже доски от старости не просели, а здание уже никому не нужно. Причем, покидали как будто спешно. Фикусы, другие цветы в кадках так и остались в классах и уже высохли. Валяются на полу учебники, в том числе и по чувашскому языку. Из музея школы видимо унесли только ордена и медали ветеранов. Хорошо, если это сделали родные фронтовиков. А старинные артефакты чувашской сельской утвари лежат на месте, как и икона в углу — не сохранила, не оберегла. Не помог даже бюст юного Ленин, которого «ваяли» со значка октябренка. Вон он лежит на подоконнике. Разбитый и никому не нужный. А ведь при его — Ленина советской власти строили эту школу, а похерили сельское образование уже при нас. При Владимире Ильиче стремились в каждой деревне открыть школу, а сейчас закрывают.

Это азбучная истина — не будет школы — не будет села. Помнится, когда мы ходили в школу в шестидесятых и семидесятых годах прошлого века, к нам, в Асекеево, учиться в 9 и 10 классах приезжали ребята из Кислы, чтобы получить среднее образование. Жили по квартирам, да интернатам. Как великую победу оценили сельчане открытие средней школы у себя, в самой Кисле. Но, все вернулось на круги своя. И не надо увещевать, что, мол, детей возят в комфортабельных автобусах.

— Все равно сердцу не спокойно, — рассказывали мне самаркинцы, — поэтому молодежь и уезжает, чтобы дети учились рядом, при них.

Отсутствие детского сада, школы — не в пользу сельского выбора.

Что же делать? В Самаркино я ездил не один. «Воспользовался своим служебным положением» и взял на экскурсию приехавшую в гости из Казани дочь — Лилияну. Ей было любопытно, как живут люди в отдаленных селах и деревнях, поскольку она осуществляет профессиональную переподготовку государственных и муниципальных служащих в Казанском университете.

В чем проблема и что же делать в этой ситуации? Интересно было узнать мнение доктора экономических наук:

— В Самаркино настолько свежий воздух, что начинает кружиться голова. С одной стороны, это плюс, с другой — свидетельствует, о том, что нет никакого производства, практически нет автомобилей, а это уже минус. Конституция нашей страны предусматривает, что каждый ее гражданин должен иметь свободный доступ к социальным объектам. К сожалению, здесь этого нет. Нет детского сада, школы, качество дорог оставляет желать лучшего (и можно ли это назвать дорогами?). Элементарные потребности невозможно реализовать, минимальный социальный стандарт не выполняется. В стране реализуются программы по поддержке лиц «серебряного» возраста (строятся бассейны, проходят турниры по скандинавкой ходьбе и др.), а в Самаркино — два раза в неделю привозят хлеб, и то, благодаря, усилиям фермера. Удручающее впечатление производит брошенная школа, она именно брошенная, а не законсервированная. Муниципальные органы власти не верят, что ситуацию можно изменить и вернуть молодежь в село? Это равнодушие или нежелание работать? В российской и мировой практике есть масса положительных примеров, когда удавалось возродить село и привлечь новых жителей: развитие уникальных производств меда (совмещение меда и возможностей аптекарского огорода), выращивание и переработка овощей и др. — все это сейчас называют «точками роста». Для всего этого нужно не только желание сельских жителей работать жить в сельской местности, но и усилия со стороны муниципальных органов власти, а это - дороги, выполнение минимального социального стандарта, наличие образовательных учреждений, включая детские дошкольные, создание инвестиционных площадок, а, главное — заинтересованность в повышении качества жизни населения...

О проблемных «неперспективных» по советскими меркам селах и деревнях мы пишем часто. Мотив один — все плохо и нет просвета. Действительно, все как будто чего-то ждем. Вот приедет барин... А муниципалитеты зачастую ставят себе простые задачи. Дорога есть, свет горит, медпункт работает — вот и ладненько. А как же с развитием территорий?

В конце мая 2019 года президент России Владимир Путин подписал постановление правительства о запуске национальной программы «Комплексное развитие сельских территорий на 2020-2025 годы». На это только нашей области выделяются миллиарды рублей. Неужели снова их профукаем и будем петь старые песни: мол, лихие девяностые во всем виноваты и клясться днем вчерашним?

 

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

«Новости» – Самые свежие, которые еще не успели напечатать в «бумажных» газетах, оперативные сводки с происшествий и чрезвычайных ситуаций. География новостей не ограничивается селом, районом. Если есть что-то интересное у соседей, вы об этом узнаете первыми. Причем вести не только «чернушные». Наоборот, больше внимания будет уделяться позитивным фактам. Приоритет собственным новостям. Если из других источников – с доступной ссылкой на них.

 


Наш партнер: http://anapa-gorod-kurort.ru