ГОВОРИТ АСЕКЕЕВО. К ПРОШЕДШЕМУ ДНЮ РАДИО.


ГОВОРИТ АСЕКЕЕВО. К ПРОШЕДШЕМУ ДНЮ РАДИО.

 Недавно, в районной  газете была публикация в честь Дня радио, 7 мая. Рассказывалось о передачах районного радио организованных Людмилой Бикеевой в 90-х годах. А мне вспомнилось, каким было местное радио в восьмидесятых годах. В 1982 году, где-то в августе, я узнал, что в райкоме КПСС ищут редактора на местное радио. Решил попробовать себя.

До этого передачи организовывала Марьям Газизова, Марат Газизов, потом, внештатно, инструктор райкома Равиль Багапов.

И вот заведующий отделом пропаганды райкома Мансур Шарипович Гузаиров дал мне ключи от кабинета на втором этаже АТС, и сказал: «Организовывай. Завтра утром передача». Я понятия не имел, как и что делать. Зашел в пыльный, скучный кабинет, куда давно не вступала нога уборщицы, и схватился за голову: «Что делать?». Отправился в редакцию районной газеты, к коллегам, где состоял в штате. С информациями в первое время помогли сотрудники районной газеты «Заветы Ильича» во главе Виктором Алексеевичем Котовым. Это Салдугеев Александр Анатольевич, Гончарова Зинаида Николаевна, Вера Степановна Быстрова. Виктор Алексеевич похлопал по плечу: «Не Боги горшки обжигают, вперед!»

В кабинете было маленькое окошечко, которое выходило на аппаратную.  Там стояли усилители радио, которыми «заведовал» Габдулла абы Газизов. Его сыновья Рафаэль и Раиф тоже были связистами, помогали ему. И вот по взмаху руки Габдуллы Вадутовича начиналась передача, в прямом эфире!!!

 Из-за этого «прямого эфира» было много смешных ситуаций. То от волнения запинаешься, то теряешь глазами текст. Мне удалось через несколько месяцев добыть эфирный магнитофон на катушках и новый переносной магнитофон «Репортер», который, кстати, весил невероятно тяжело, килограммов пять. Спасибо  за «трофеи» тогдашнему начальнику РУС Николаю Михайловичу Морозову и начальнику цеха электросвязи Алексею Стояльникову. Потом передачи велись только по предварительной записи на пленку. Вот так вот «задушил» свободу слова.

Съездил на курсы в Оренбург, на областное радио. Приехав, сам оборудовал звукоизоляцию в кабинете, чтобы не было эха в эфире. Вся стена была в покрашенных…яичных сотах. Этот гофрированный картон для укладки яиц отлично  поглощал звук.

Передачи обычно начинались в 8-15 утра три раза в неделю и продолжались 15 минут.

План каждой передачи поначалу согласовывался с отделом пропаганды райкома, потом доверили самому. Так как, моя должность была номенклатурой райкома, с меня требовали планы передач на месяц, заслушивали, критиковали, поправляли.

Так, первый секретарь РК КПСС Александр Иванович Решетов требовал, чтобы во время уборки – август, сентябрь – передачи велись ежедневно в 6 утра, до выхода комбайнов в поле и чтобы в каждой был голос «рядового труженика». Вот и приходилось каждый день вставать в пять утра, идти на АТС проводить передачу, потом бегом к переезду – на  автобусную остановку и в какой-нибудь колхоз.  Бугурусланские автобусы ходили практически до каждого крупного села.

Обычно по утренней росе комбайны не выходят в поле. Вот и бегаешь с секретарем парткома хозяйства от одного рядового труженика к другому. Говорить «на блокнот» все согласны, а вот когда вытаскиваешь микрофон – наступает у комбайнера паралич речи. Точно так же, как в одной юмореске «про кроликов», что это не только ценный мех... Что делать? Александр Иванович будет ворчать, что опять не услышал голос механизатора. Берешь листок и крупными буквами пишешь текст для интервьюируемого. Кстати текст должен быть правильной, выдержанной «в духе последних решений партии и правительства», обязательны ссылки на последние Пленумы ЦК КПСС и речи Генеральных секретарей – сначала Брежнева, потом Андропова, потом Черненко, потом Горбачева. (Я работал редактором радио 5 лет). Для этого приходилось штудировать газету «Правда».

 И вот труженик, стоя у комбайна, с трясущимися от волнения руками и дрожащим голосом, чертыхаясь и матерясь про себя, читает: «Товарищи, выполняя решения последнего Пленума ЦК КПСС, мы колхозники колхоза «Заря коммунизма», решили намолотить еще больше зерна…»

Секретарь парткома, чуть ли не матом, заставляет механизатора снова, четче читать текст, и так по нескольку раз и …выясняется, что пленка закончилась. И все начинается сначала. В общем, голос труженика, в конце концов, добывался и, кстати, в эфире звучал он  не плохо.

С первой машиной, которая вывозит хлеб на Заглядинский элеватор, домой. От Заглядино пешком или на попутках.  Собираешь другую информацию, монтируешь интервью и репортаж, а утром снова на работу – без выходных.

Официальная информация, сельское хозяйство, культура, образование. В конце передачи погода от Троицкой метеостанции.

Особенно нравились слушателям и мне тоже передачи по заявкам. Это я взял пример с передачи «В рабочий полдень» Всесоюзного радио. Собрал фонотеку записей патриотических и лирических песен. А заявки от слушателей приходили. И вообще, много было писем. А мне нравились, потому что можно было немного отдохнуть от подготовки передач. Ведь 15 минут передачи по тексту – это  разворот районной газеты. Вот столько материалов приходилось готовить.

А в дни траура по Генеральным секретарям передачи вовсе отменялись. Для кого-то траур, для кого-то выходные!

Часто в студии были гости – какие-то  официальные лица, ветераны, учителя. Иногда очень жалел, что эфирное время было всего 15 минут – такой  интересный был собеседник.

Конечно же, были и ляпы – то свет выключат во время эфира, то лампа усилителя сгорит, то пленку «зажует». Но, как говорил тогда секретарь по идеологии райкома Николай Сергеевич Шатилов: не ошибается тот, кто не работает.

Через некоторое время передачи велись в два голоса. Со мной вместе читали тексты Галина Коннова, Людмила Семенова. Мы – дикторы учили, что надо говорить «звонИт», а не «звОнит». А сейчас, когда слушаешь нынешних ведущих радио, иногда режет слух от их «Экспертов».

Сейчас радио в каждой машине и формат радиостанций совсем другой. Наши передачи не возможно было «поймать» в эфире. Это было проводное радио. Почти в каждом доме был репродуктор, который вдруг утром замирал, что-то потом трещало, щелчок и бодренькое: «Говорит Асекеево!».

 

На снимке: я записываю на магнитофон «Репортер»  встречу первоцелинников в РДК. 1984 год.

Комментарии (3)
гайса # 18 мая 2016 в 16:51 0
В 90 -е годы не было передач на татарском языке хотя раньше были и вот в Асекеево приехал депутат к нему на прием записалась и попала моя теща Софья Сергеевне(учитель истории) И НАЧАЛА РАЗГОВОР о необходимости вернуть пере дачи на татарском языке он внимательно выслушал ее и спрашивает а кто вы? Да простая колхозница он в ответ обороты речи не смахивают на простую колхозницу поговорили по душам и через не которое время начались передачи на татарском языке не знаю есть ли сейчас эти передачи? Теща со смехом рассказывала этот зпизод из своей жизни.
Фарит Нугуманов # 18 мая 2016 в 18:56 0
передачи были, помню. А в выходные отец его братья собирались у радио - были передачи по заявкам. Теперь формат другой
Фарит Нугуманов # 18 мая 2016 в 18:57 0
Это были длинные волны рядом с Москвой

«Новости» – Самые свежие, которые еще не успели напечатать в «бумажных» газетах, оперативные сводки с происшествий и чрезвычайных ситуаций. География новостей не ограничивается селом, районом. Если есть что-то интересное у соседей, вы об этом узнаете первыми. Причем вести не только «чернушные». Наоборот, больше внимания будет уделяться позитивным фактам. Приоритет собственным новостям. Если из других источников – с доступной ссылкой на них.

 


Наш партнер: http://anapa-gorod-kurort.ru